Crimean Tatar Leader’s Trial Was Politically-Motivated Retaliation, TrialWatch Report Says

This statement can be attributed to the Clooney Foundation for Justice. For further inquiries, please contact [email protected]

Crimean Tartar Leader Nariman Dzhelyal at court

(Русский язык ниже)

Crimean Tatar leader Nariman Dzhelyal’s conviction and sentence to seventeen years in prison for allegedly orchestrating a gas pipeline explosion was based on the testimony of secret witnesses and confessions obtained under torture, and appears to have been politically motivated, the Clooney Foundation for Justice’s TrialWatch initiative said in a report released today.

Jeffrey Kahn, Professor of Law at SMU Dedman School of Law and the TrialWatch expert on the case, assigned the trial an F grade, describing it as “engorged with gross violations of international standards” and concluding that it bore “little resemblance to a fair trial under law.”

The report finds that Dzhelyal’s persecution is part of the Russian authorities’ discriminatory crackdown against Crimean Tatars, a Muslim ethnic minority indigenous to Crimea who have opposed Russia’s illegal occupation and attempted annexation of the peninsula. Before his arrest, he was one of the few remaining Crimean Tatar political leaders not in prison or in exile.

Although a Russian court convicted Dzhelyal for allegedly orchestrating a gas pipeline explosion, TrialWatch found that he was in reality targeted because of his political beliefs.

Dzhelyal’s arrest came after he spoke at the Crimea Platform, which aims to coordinate an international response to Russia’s occupation of Crimea. The peninsula’s Russia-installed deputy prime minister had threatened that, “like a boomerang,” the platform would backfire against its participants. “We didn’t touch you while you wrote articles,” Dzhelyal said he was told during his interrogation. “But why did you go to the Crimea Platform?”

TrialWatch has submitted the case to the UN Working Group on Arbitrary Detention with its partners at Gibson Dunn & Crutcher LLP.  Dzhelyal is currently in detention in one of Russia’s strictest prisons and his appeal is pending before Russia’s Court of Cassation.

TrialWatch previously raised deep concerns about the reliability of the evidence against Dzhelyal, which was obtained through ‘confessions’ made under torture or ill-treatment, or through the testimonies of secret witnesses.

The main evidence against Dzhelyal came from the pre-trial confessions of two brothers who were his co-defendants, who later recanted their confessions and said that they had been forced to make them under torture. One of the brothers said at trial that bare wires were connected to his ears to administer electric shocks to him, while the other testified that he was made to believe that interrogators had killed his brother.

Dzhelyal himself said that, after his arrest, he was led to an unknown location while handcuffed and with a bag over his head, and told that “we’re going downstairs and we’ll talk differently,” if he did not agree to undergo a lie detector test.

TrialWatch’s report found that the court, when apprised of those serious allegations, “conducted a cursory investigation,” and refused to allow the defense to call witnesses who might have testified to the defendants’ mistreatment.

As for the secret witnesses, the report finds that the court failed to allow the defense the opportunity to cross-examine them properly. The court repeatedly struck out the defense’s questions, which challenged the secret witnesses’ credibility—30 questions were struck out for one witness alone. The court said it wanted to protect the witnesses’ identities, but many of those questions did not compromise their anonymity and were highly relevant to their credibility. For example, the court struck out a question that aimed to establish whether a secret witness—who had claimed he heard Dzhelyal discuss the alleged pipe bombing on a phone call—even knew the word for “pipe” in Crimean Tatar.

“This case, from arrest to verdict, is pockmarked with human rights violations that run the gamut of the violations identified (oftentimes as systemic) by the European Court of Human Rights, among other international human rights forums, during Russia’s membership in the Council of Europe,” said Professor Kahn.

TrialWatch has previously documented the use of secret witnesses without procedural safeguards in other cases against Crimean Tatar activists, such as Server Mustafayev. In that case, which TrialWatch also took to the UN Working Group on Arbitrary Detention, the  Working Group found not only that Mustafayev had been targeted “based on national, ethnic or social origin and religion” but also that the handling of secret witnesses violated the equality of arms principle and demonstrated a “failure to act in an impartial manner.”

TrialWatch calls on the court to overturn the convictions of Dzhelyal and his co-defendants and release them immediately.

About the Clooney Foundation for Justice’s TrialWatch Initiative

TrialWatch monitors criminal trials globally against those who are most vulnerable—particularly journalists, democracy defenders, women and girls, LGBTQ+ persons, and minorities. TrialWatch’s work covers more than 40 countries and has led to persecuted individuals being freed or acquitted, and unfair laws reformed, in dozens of cases. TrialWatch is now building a Global Justice Index that will be the first to rank countries on their justice systems through real-world data.


Отчет TrialWatch: суд над крымскотатарским лидером был политически мотивированной расправой

Осуждение лидера крымских татар Наримана Джеляла и наказание в виде семнадцати лет лишения свободы за якобы организацию подрыва газопровода основаны на показаниях анонимных свидетелей и полученных под пытками признаниях, а также, судя по всему, политически мотивированы, утверждается в сегодняшнем отчете инициативы TrialWatch Фонда Клуни «За справедливость».

Джеффри Кан, профессор права Школы права Дедмана Южного методистского университета и эксперт TrialWatch по делу г-на Джеляла, присвоил этому судебному процессу оценку F, охарактеризовав его как «изобилующий грубыми нарушениями международных стандартов» и заключив, что он «мало похож на справедливое судебное разбирательство на основании закона».

В отчете говорится, что преследование Наримана Джеляла является частью дискриминационных репрессий российских властей в отношении крымских татар – мусульманского этнического меньшинства, коренного народа Крыма, – выступающих против незаконной оккупации и аннексии полуострова Россией. До своего ареста г-н Джелял был одним из немногих крымскотатарских лидеров, не находящихся в тюрьме или в изгнании.

Хотя российский суд осудил г-на Джеляла за якобы организацию подрыва газопровода, TrialWatch установила, что в действительности он подвергся преследованиям за свои политические убеждения.

Нариман Джелял был арестован после его участия в саммите «Крымской платформы», целью которой является координация международной реакции на оккупацию Крыма Россией. Ставленник российских властей вице-премьер полуострова пригрозил, что саммит бумерангом ударит по его участникам. По словам г-на Джеляла, на одном из допросов ему сказали: «Пока ты писал свои статьи, мы тебя не трогали. Зачем ты поехал на “Крымскую платформу”?»

Совместно с партнерами из адвокатской фирмы Gibson, Dunn & Crutcher LLP TrialWatch направила дело Наримана Джеляла на рассмотрение Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям. В настоящее время г-н Джелял содержится в одной из самых строгих российских тюрем, а его апелляция находится на рассмотрении в Кассационном суде РФ.

Ранее TrialWatch уже выражала глубокую обеспокоенность по поводу достоверности доказательств против Наримана Джеляла, которые были получены в результате «признаний», сделанных под пытками или вследствие жестокого обращения, а также на основании показаний анонимных свидетелей.

Основными доказательствами против г-на Джеляла стали полученные в ходе следствия признания двух братьев, фигурантов того же дела, которые впоследствии отказались от своих показаний, заявив, что дали их в результате применения пыток. Один из братьев утверждал на суде, что его пытали электрическим током, подсоединив оголенные провода к ушам, а другой – что его заставили поверить в то, что следователи убили его брата.

По словам самого Наримана Джеляла, после ареста его в наручниках и с мешком на голове доставили в неизвестное место и пригрозили: «Если ты сейчас отказываешься, не подписываешь о добровольности прохождения полиграфа, то всё, разговоры добрые заканчиваются, мы с тобой спускаемся и будем разговаривать по-другому».

В отчете TrialWatch отмечается, что суд, узнав об этих серьезных обвинениях, «провел поверхностное расследование» и отказал защите в вызове свидетелей, которые могли бы подтвердить факт жестокого обращения с подсудимыми.

Что касается анонимных свидетелей, то, согласно отчету, суд не предоставил защите возможности провести их перекрестный допрос должным образом. Суд неоднократно отклонял вопросы защиты, которые ставили под сомнение достоверность показаний анонимных свидетелей: только по одному свидетелю было отклонено 30 вопросов. Суд утверждал, что хочет защитить личность свидетелей, однако многие из отклоненных вопросов не нарушали анонимности свидетелей и имели самое непосредственное отношение к проверке надежности их показаний. Например, суд отклонил вопрос, целью которого было установить, знает ли вообще анонимный свидетель, утверждавший, что слышал, как г-н Джелял обсуждал по телефону предполагаемый подрыв газовой трубы, слово «труба» на крымскотатарском языке.

«Это дело, начиная с ареста и заканчивая вынесением приговора, изобилует нарушениями прав человека, которые охватывают весь спектр нарушений, выявленных (зачастую в качестве системных) Европейским судом по правам человека, а также другими международными правозащитными форумами в тот период, когда Россия была членом Совета Европы», – заявил профессор Кан.

TrialWatch ранее уже документировала использование анонимных свидетелей без процессуальных гарантий в других делах против крымскотатарских активистов, к примеру, против Сервера Мустафаева. В его деле, которое TrialWatch также направила на рассмотрение Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям, Рабочая группа установила не только то, что г-н Мустафаев подвергся преследованиям «по признаку национального, этнического или социального происхождения и религии», но и то, что использование анонимных свидетелей нарушило принцип равенства сторон и продемонстрировало неспособность суда «действовать беспристрастно».

TrialWatch призывает Кассационный суд РФ отменить обвинительные приговоры, вынесенные Нариману Джелялу и другим фигурантам этого дела, и немедленно освободить их.

Об инициативе TrialWatch Фонда Клуни «За справедливость»

TrialWatch ведет по всему миру мониторинг судебных процессов по уголовным делам в отношении наиболее уязвимых лиц, в частности журналистов, защитников демократии, женщин и девочек, ЛГБТК+ и других меньшинств. В результате работы TrialWatch, охватывающей более 40 стран, в десятках случаев преследуемые лица были освобождены или оправданы, а несправедливые законы реформированы. В настоящее время TrialWatch составляет Глобальный рейтинг правосудия, который станет первым рейтингом, оценивающим системы правосудия разных стран на основе реальных практических данных.

TrialWatch is a Clooney Foundation for Justice initiative that monitors criminal trials globally against those who are most vulnerable—particularly journalists, democracy defenders, women and girls, LGBTQ+ persons, and minorities. TrialWatch’s work covers more than 40 countries and has led to persecuted individuals being freed or acquitted, and unfair laws reformed, in dozens of cases. TrialWatch is now building a Global Justice Index that will be the first to rank countries on their justice systems through real-world data.